Darkhon (darkhon) wrote,
Darkhon
darkhon

Categories:

Кто изобрёл еврейский народ? 02-2: Нация — определение термина и его границы

02-2: Нация — определение термина и его границы

W.: Автор начинает перечислять различные кривые определения. Пока не знаю, зачем :-) Комментирую по мере прочтения.

В 1861 году Милль писал: «Определённую группу людей можно назвать нацией, если ее члены объединены чувством солидарности, не связывающим их с другими людьми, — чувством солидарности, побуждающим их кооперироваться друг с другом охотнее, чем с другими людьми, желать находиться под общим управлением, а также того, чтобы это управление находилось исключительно в их собственных руках или в руках какой-то их части».
Mill J. S. Considerations on Representative Government. — Chicago: A Gateway Edition, 1962. — P. 303. См. также Kohn H. Prophets and Peoples. Studies in Nineteenth Century Nationalism. — New York: Macmillan, 1946. — P. 11-42.

Ренан, в свою очередь, провозгласил в 1882 году: «Существование нации (да простится мне эта метафора) — это ежедневный референдум, так же как существование индивидуума — это не-прерывное самоутверждение жизни... Нации не являются чем-то вечным. Они имеют начало, будет у них и конец. По-видимому, их сменит европейская конфедерация».
Renan E. Qu’est-ce qu’une nation? — Marseille: Le Mot et le Reste, 2007. — P. 34-35.

W.: Похоже, отсюда растут корни концепции "нации как договора" (маразм, ибо нет никакого договора; это надо быть какой-то "нацией юристов"). Что касается существования -- да, может быть конец, но это вовсе не обязательно. Конфедерация-то как раз национальных государств -- сейчас наглядно на примере ЕС. Кроме того, можно предположить объединение ментально и расово близких европейцев (говорилось-то в XIX веке, когда мигрантов массово не было), но чтобы в одну нацию слились даже расы -- ну, в коммунистических мечтах Ефремова, в его романах было. Впрочем, не буду говорить за столь отдалённое будущее: смысла это не имеет, а в сколь-либо обозримом будущем расовое смешение и мультикультурализм являются крайне вредными концепциями, продвигаемые глобалистами.

...демонстрация демократического характера процесса образования нации свидетельствует о понимании ими того факта, что само возникновение наций обусловлено спецификой современной эпохи.

W.: Обратите внимание на стандартную путаницу объекта per se и модели: специфика современной эпохи -- это создание понятия нации (пусть пока и не конвенциального), а не самой нации. Можно подумать, что термин появляется синхронно с явлением (гегельянщиной потянуло). Ну а про "демократический процесс образования нации" я вообще молчу. В том-то и дело, что нации образовывались естественно, а не специально кем-то.

Наиболее значимый вклад марксистов в изучение национальной проблемы состоял в том, что они обратили внимание на непосредственную связь между становлением рыночной экономики и формированием национального государства. ... экономика стала фундаментом для образования национального государства с единым языком и единой культурой.

W.: Таки да, марксисты заявляли о том, что-де нации всенепременно буржуазны. Конечно, я не возьмусь в небольшом комментарии разбирать всю теорию (антинаучную) исторического материализма. Но маразматичность концепции наглядна: оказывается, русской нации не было (а русское государство при этом было) до капитализма, а после Революции 1917 русские резко перестали быть нацией? Это не научное, а схоластическое мышление.

Сталин, со своей стороны, подытожил затянувшуюся полемику в сле-дующих решительных выражениях: «Нация есть исторически сложившаяся устойчивая общность людей, возникшая на базе общности четырех основных признаков, а именно: на базе общности языка, общности территории, общности экономической жизни и общности психического склада, проявляющегося в общности специфических особенностей национальной культуры».
Это определение, безусловно, чересчур схематично, да и формулировка оставляет желать лучшего. Тем не менее эта попытка, пусть небезупречная, характеризовать нацию в контексте объективного исторического процесса остается волнующей и интересной. Делает ли отсутствие одной из перечисленных составляющих возникновение нации невозможным?

W.: Сталинское определение нации я разбирал в работе "Сталин и национальный вопрос" -- таки да, нации присущи все перечисленные составляющие. Важно понимать: Сталин был вынужден давать определение в рамках марксизма. Но про классы, как видите, в определении ничего нет.

В этой области оперировали и другие социалисты, не слишком продвинувшие изучение проблемы, однако благодаря тонкой интуиции сумевшие яснее других разглядеть народно-демократический фактор, одновременно мобилизующий и притягательный, когда речь идет о национальном строительстве. Именно они изобрели соблазнительный симбиоз между социализмом и национализмом. От сиониста Бера Борохова и польского националиста Йозефа Пилсудского (Pilsudski) до красных патриотов Мао Цзэдуна и Хо Ши Мина (Но Chi Minh), то есть на протяжении всего XX века, традиция «национализированного» социализма неизменно одерживала победу за победой.

W.: Гитлер, что характерно, "забыт". Я не буду отвлекаться на всё это: кто такой Борохов -- не в курсе, нюансы воззрений Пилсудского никогда не интересовали (и очень сомневаюсь, что он был реально социалистом: "Товарищи, я ехал красным трамваем социализма до остановки „Независимость“, но на ней я сошёл. Вы же можете ехать до конечной остановки, если вам это удастся, но теперь давайте перейдём на "Вы""), Хо Ши Мином и Вьетнамом вообще никогда не интересовался, и закапываться ради комментария одного абцаза явно не имеет смысла -- автор далее тему не развивает. А вот в Китае, таки да, социализм, национальный по форме, и результаты развития мы сейчас наглядно наблюдаем.

Карл Дойч (1912-1992)... В 1953 году вышла его новаторская книга «Национализм и социальные коммуникации», не вызвавшая особенного шума, однако ставшая важной вехой на долгом пути к прояснению понятия «нация». ...он сумел установить, что в основе формирования нации лежат социоэкономические процессы модернизации. Именно потребность в новых видах коммуникаций, испытываемая отчужденными друг от друга жителями больших городов, вырванными из аграрной коммуникативной среды и лишившимися привычных социальных связей, лежит в основе интеграции или дезинтеграции национальных групп. Ориентированная на массы демократическая политика, по его мнению, завершила процесс консолидации. В своем втором исследовании, вышедшем шестнадцатью годами спустя и также посвященном национальной проблеме, Дойч предложил развитие этой концепции, дав историческое описание процессов социальной, культурной и политической консолидации, лежащих в основе «национализации».
Deutsch К. W. Nationalism and Social Communication. — New York: M.LT, 1953.
Deutsch К. W. Nationalism and its Alternatives. — New York: Knopf, 1969.

W.: Книги не читал, но концепцию осуждаю. Скажем, в Древней Греции города-государства прекрасно между собой коммуницировали, а до единой Греции было ещё далеко. Концепция же "демократической политики" как предтечи нации -- это даже не смешно.
Да, процесс формирования нации -- культурологический, а образование государства требует политической консолидации. Но базируется-то эта консолидация именно что на примордиальности этноса: культура-то, включая язык, возникает не рандомно, а также исторически.


В 1983 году в Британии появились две выдающиеся книги, ставшие настоящими маяками в изучении национальной проблемы: «Воображаемые сообщества» Бенедикта Андерсона и «Нации и национализм» Эрнеста Геллнера. Отныне национализм рассматривался в основном через социокультурную призму: построение нации стало ярко выраженным культурным проектом.

W.: Проще говоря, идеологи глобализма озаботились и начали продвигать теорию "нация -- это чисто культура, генетика не при чём". Этот анстинаучный подход опровергается проще простого: берём фотографии и спрашиваем "как думаете, человек на этом фото принадлежит или нет к такому-то этносу?". Конечно, далеко не всегда можно сказать однозначно как по внешности, так и по сути (кто-то может иметь очень разнообразную смесь предков), но чтобы кто-либо честно сказал "да, этот негр вполне может быть русским" ?!

Для нас очень важно определение нации [Бенедикта Андерсона], которое он приводит в своей книге: «Нация — это воображаемое политическое сообщество, и воображается оно, по определению, как что-то ограниченное, но в то же время суверенное». Разумеется, любая группа, превосходящая по своим масштабам племя или деревню, является воображаемым сообществом, поскольку её члены не знакомы друг с другом — именно такими были крупные религиозные общины в досовременную эпоху.

W.: Потрясающая логика! Скажем, армия -- это тоже тогда воображаемое сообщество. Или "жители такого-то города". Это даже не "политическая нация", а вообще маразм: мол, ежели члены группы лично не знакомы, то эта группа является воображаемой.
Диагноз: голимая гуманитарщина и незнание, что такое модель.


Литературный роман и газета стали краеугольными камнями, на которых выросла новая коммуникативная арена, впервые обозначившая национальный забор, становившийся со временем все выше.

W.: А до распространения и дешевизны литературы, получается, языки были схожими, да?

Для того чтобы границы нации уплотнились и стали непроницаемыми, религиозная община и династическая монархия, две долговременные исторические конструкции, функционировавшие на протяжении целой эпохи, должны были утратить свою прежнюю значимость. ...
Граждане, ощущавшие принадлежность к нации, в противоположность подданным всех прочих политических объединений (монархий или княжеств) стали воспринимать себя как равных и, что не менее принципиально, полновластных хозяев собственной судьбы, то есть носителями суверенитета.

W.: С чего бы? Нация на соответствующих исторических этапах как раз объединяется и сплачивается как религией (ну не было тогда нерелигиозных культур), так и монархией. При этом могут быть и весьма странные на первый взгляд феномены: так, христианство системно несовместимо с русским менталитетом, однако некогда православие сплачивало русскую нацию (тут надо учитывать отличие восприятия религии народом и формального догматического христианства).
Противопоставление здесь -- ошибка. Скажем, сейчас в Великобритании монархия -- мешает ли это англичанам быть нацией? А в некоторых странах теократия, сплачивающая нацию.
Ошибка здесь в том, что с какого-то бодуна нация заявляется как некий институт, противопоставляющий себя другим "скрепам". Видимо, вследствие идеи "политической нации", когда принадлежность к нации заявляется всенепременно сознательным волевым актом. См. на тему статью А.Н. Севастьянова "
Нация в трактовке НДП" .

Книгу Эрнеста Геллнера «Нации и национализм» в немалой степени можно рассматривать как завершение монументального труда Бенедикта Андерсона. … Свою емкую и блестящую книгу Геллнер начал следующим двойным определением.
1. Два человека принадлежат к одной нации в том и только в том случае, если они принадлежат к одной и той же культуре. Культура — это система понятий, знаков, ассоциаций, типов поведения и общения.
2. Два человека считаются принадлежащими к одной нации в том и только в том случае, если они признают друг друга принадлежащими к этой нации.

W.: Это необходимые условия, но недостаточные. Особенно странно видеть критерий "если двое признают друг друга". А если эти двое друг друга признают, а миллионов сто -- их не признаёт? Офигенное "определение".

Всеобщее образование и распространение грамотности были непременным условием перехода к развитому и динамичному индустриальному обществу. Именно здесь, по мнению Геллнера, кроется важнейший ключ к объяснению политического явления, именуемого «нацией». Формирование национального коллектива — это, несомненно, социокультурный процесс, который, однако, может развернуться лишь под воздействием некоего государственного механизма, внутреннего или иностранного, присутствие которого делает возможным или даже поощряет зарождение национального самосознания, культурное строительство, а позднее и более сложные явления.

W.: Геллнер создал свою теорию в начале 1980-х. При этом концепция формирования нации государством -- это не национализм, а фашизм, о чём чётко писал Муссолини. Заниматься теорией нации и не знать про Муссолини и фашизм невозможно. Следовательно, имеем намеренную идеологическую манипуляцию, а не научную работу.

Некоторые выдвинутые Геллнером тезисы вызвали многочисленные возражения. ...критика представлялась убедительной, тем не менее трудно отнять у Геллнера лавры автора важного открытия, установившего, что завершение процесса формирования нации тесно сплетено со становлением единообразной культуры, способной существовать лишь в обществе, которое не является уже ни аграрным, ни традиционным.

W.: Нация -- это высшая стадия развития этноса, на которой он формирует своё суверенное государство. Чем это мешает традиционности -- я не знаю. Впрочем, термин не поясняется. Вполне себе единообразная культура прекрасно себе существовала в аграрном Шумере и аграрной Российской Империи (здесь, соотв., в русской части).

Для того чтобы охарактеризовать понятие «нация» в свете теоретических посылок Андерсона и Геллнера, а также на базе рабочих гипотез, выдвинутых их последователями, можно высказать предположение, что «нация», хотя ее исторические проявления многообразны и текучи, обычно отличается от других социальных коллективов прошлого следующими яркими признаками.
1. Нация — это человеческое сообщество, внутри которого при посредстве системы всеобщего образования формируется гомогенная массовая культура, стремящаяся стать общей и доступной для всех его членов.
2. Внутри нации, среди всех тех, кто считает себя и сам считается принадлежащим к ней, формируется концепция гражданского равенства. Нация как гражданская общность полагает себя сувереном или требует для себя государственной независимости в случае, если не обрела ее ранее.
3. Между фактическими представителями суверенной власти или теми, кто олицетворяет стремление к независимости, и всеми гражданами вплоть до последнего должна существовать непрерывная объединяющая культурно-языковая связь, или, самое меньшее, их должно объединять некое общее представление о такой связи.
4. Предполагается, что граждане, идентифицирующие себя с нацией, в отличие от подданных властителей прошлого, осознают свою причастность к ней или же стремятся стать ее частью, поскольку хотят жить под ее суверенитетом.
5. Нация располагает общей территорией, которую ее члены ощущают и объявляют своим совместным монопольным и безраздельным достоянием, так что любое посягательство на нее воспринимается ими почти столь же остро, как посягательство на их частное имущество.
6. Совокупная экономическая деятельность в пределах данной национальной территории после того, как она обрела национальный суверенитет, является (по крайней мере, так было до конца XX века) более интенсивной, нежели комплекс связей этой территории с другими рыночными экономиками.

W.: 1. Верно (но недостаточо для определения).
2. Не надо про "гражданскую общность" -- это особенность далеко не всех культур. Про вредоносность этого феномена см.:
  • Исправление имён: о гражданском обществе — С.Г. Кара-Мурза
  • О вреде гражданского обществаtolko_myshlenie
  • Что такое "гражданское общество"Emdrone
    Государственная независимость -- да, но некорректно заявлять нацию непременно "политической" (уже обсуждалось в этой главе) и игнорировать этническую составляющую -- как генетику, так и менталитет.
    Важно: суть не в гражданском равенстве, вполне могут (я бы сказал, что должны) быть сословия с различными правами и обязанностями, а именно что в общности (которая осознаётся не всегда формально).
    3. Должна, "представления" недостаточно.
    4. Не совсем так. Человек может за всю жизнь ни разу на эту тему не задумываться -- но при этом принадлежать к нации по факту и встать на её защиту по необходимости. Скажем, вы себя часто идентифицируете как кислорододвшащего? Сомневаюсь, но вы им являетесь. И если кто-либо начнёт отбирать кислород, то все кислорододышащие, которые могут мыслить, тут же почувствуют общность.
    5. Верно. Националист -- всегда патриот.
    6. Пофиг, это не является определяющим фактором.

    Как уже говорилось выше, практически нет наций, внутри которых или рядом с которыми не проживали бы культурно-языковые меньшинства, интегрирующиеся в господствующую метакультуру значительно медленнее, чем остальные группы населения. ... В нескольких крайне редких случаях, например в Швейцарии, Бельгии или Канаде, национальное государство продолжало сохранять в качестве официальных два или три доминирующих языка, сформировавшихся отдельно друг от друга, между которыми уже поздно было наводить мосты. Кроме того, вразрез с представленной моделью, некоторые производственные и финансовые секторы с самого начала избежали схематического контроля со стороны национальной рыночной экономики, подчиняясь напрямую общемировым спросу и предложению.

    W.: Ну и пусть существуют неассимилировавшиеся группы -- они входят в народонаселение страны (и могут быть либо коренным этносом, либо национальным меньшинством, у которого есть своё государство), но не входят в нацию. Вновь смешение понятий "народ" и "нация" -- это русский язык подмечает такие нюансы, а в английском разницы, как уже говорилось, нет.
    Интересно, есть ли подобное отличие в иных языках?


    Вместе с тем следует вновь подчеркнуть, что только в пост-аграрном мире с совершенно иным разделением труда, специфической социальной мобильностью и новыми процветающими информационными технологиями могли сформироваться условия для возникновения сообществ, стремящихся к культурно-языковому единству, порождающему самоидентификацию и самосознание не только внутри узких элит или других ограниченных по численности коллективов, как раньше, но и среди всех производительных слоев населения.

    W.: И вновь непонимание элементарного и игнорирование научного подхода. Специально стремиться к культурно-языковому единству невозможно -- смотрим на Украину как пример. Очень смешно и противно.
    Здесь вновь какое-то "юридическое мышление" вместо научного. Скажем, литературный русский язык возник не единомоментно и даже не только благодаря Михайло Ломоносову и Александру "Наше всё" Пушкину, которые вложили в это немало труда. Он формировался веками. Немецкий "хохдойч" был создан гораздо более форсированно, но при этом культурное единство немцев уже существовало и требовался именно общий литературный язык -- но понимали-то друг друга носители диалектов и без того.
    Я вообще не понимаю, о каком именно времени говорит автор, упоминая "процветающие информационные технологии". Ну да, интернет изобрели в "пост-аграрном" мире, но провели-то и в "ещё аграрный".
    При этом полтысячи лет назад ничего "такого" не было -- и что, русские не считали себя русскими, а русской нации не было? Однако... Кстати, был в истории России период, когда русское дворянство -- т.е. типа элита -- разговаривала преимущественно на французском.

  • Концепция юридического, гражданского и политического равенства... лежит в основе политического требования трактовать «народ» как нацию, назначение которой — суверенно управлять собственной судьбой. Это демократическое изъявление, то есть «власть народа», сугубо современно и радикально отличает нации от социальных коллективов прошлого (племен, крестьянских сообществ под властью династических монархий, иерархических религиозных общин и даже досовременных «народов»).

    W.: Ага, узнаваемо: антинаучная концепция "политической нации". Ещё раз дам ссылку на статью, где тема разобрана -- "Нация в трактовке НДП" :
    "Почему какая-либо однородность, помимо кровной общности происхождения, – критерий нации? Отчего? Кто это доказал?
    Нипочему. Ниотчего. Никто. Просто так кажется авторам. Так им хочется думать по лекалам спекулятивной философии. Не утруждая себя, по обыкновению, аргументами. …такой подход, через правовые критерии, ведет прямо к отождествлению нации и согражданства, что является грубейшей и элементарнейшей ошибкой...".

    Ни один человеческий коллектив, существовавший до начала процесса модернизации, не знал ощущения всеобщего гражданского равенства, равно как и упорного стремления всей своей массы управлять собственной судьбой.

    W.: Древних греков и римлян не было. Ясненько.
    Гм, или в современном обществе, при всем очевидном капиталистическом неравенстве, есть ощущение всеобщего гражданского равенства?

    Становление нации, безусловно, реальный исторический — однако отнюдь не спонтанный — процесс. Для того чтобы укрепить абстрактную коллективную взаимосвязь, нации, как ранее религиозной общине, необходимы собственные культы, праздники, церемонии и мифы. Чтобы превратить себя в жесткий, целостный организм, она обязана развивать непрерывную общественную и культурную активность и, кроме того, изобрести сплачивающую коллективную память. Эта новая «встроенная» совокупность норм и практик необходима и для укрепления метасознания, иными словами, сплачивающего концептуального ментального комплекса, имя которому — национальная идея.

    W.: Ну, хоть что-то правильно написал. Да, для укрепления нации желательно, чтобы к ней принадлежали сознательно, имелась общая культура, открыто признающая свою националистичность. И даже мифы (в культурологическом смысле, речь не о лжи, а об архетипичности).
    Вот только коллективная взаимосвязь -- вполне конректная, и речь идёт именно об укреплении, а не создании таковой.
    Соответственно, можно пытаться и разрушить такую связь (уничтожить нацию). Как пример см. "
    О русском менталитете и европейской ментальности".


    Телеграмм-канал для своих, не скопипащенных, постов: t.me/warrax_news

    Tags: социализм
    Subscribe

    • Post a new comment

      Error

      Anonymous comments are disabled in this journal

      default userpic

      Your IP address will be recorded 

    • 0 comments