Darkhon (darkhon) wrote,
Darkhon
darkhon

Category:

Уравниловка, часть вторая - 2

Продолжаем.

Тебе половина и мне половина:

"В богатом поэтическом наследии советской страны часто встречались фразы, настолько отвечающие идеалу социалистического общества, что при всей их неудобности для официальной идеологии, никто не посмел их вычеркнуть. Например, слова А. Прокофьева из песни «Товарищ»:
«Чтоб дружбу товарищ пронес по волнам,
Мы хлеба горбушку и ту пополам!
Коль ветер лавиной и песня лавиной, —
Тебе половина, и мне половина!»
Какое возмутительное и дерзкое посягательство на сам «принцип социализма» - распределение «по труду»! Левацкое воспевание «уравниловки»! Горбушку следовало делить не поровну, а пропорционально «трудовому вкладу» каждого, с учетов тарифной сетки, районных коэффициентов, надбавок за вредность, премиальных за досрочное выполнение плана, с учетом налога на холостяков и прочим, утвержденным высоким руководством нормативов, смет, окладов, с точностью до копейки определяющих цену усердия каждого трудящегося. Дружба дружбой, а табачок врозь – примерно так звучали бы слова песни после её правки каким-нибудь ответственным работником идеологического отдела ЦК партии, ритуально ещё именуемой коммунистической
".

С ходу передёргивание: дружба -- это одно, государство -- другое. И речь, вообще-то, о войне (выживании).
Т.е. если совсем всё фигово, таки да -- поровну, военный коммунизм. Потому что вопрос выживания и не до тонкостей. Но даже и во времена Великой Отечественной были разные нормы: одно дело -- передовая, другое -- тыл. При этом за уничтожение вражеских самолётов, танков и т.д. выплачивали награды. А ведь люди воевали не за деньги -- защищали Родину.
Однако суть не в том, что-де можно сэкономить, а в том, что ратный подвиг (равно как и любой другой) надо вознаграждать. Разными способами, включая материальный.
Ну и что касается друга и горбушки: понятно, что при выживании и горбушку пополам. Но если жизнь в достатке, то что -- вы с друзьями всегда скидываетесь на общий обед и делите его строго поровну? Понятно, что если друг пришёл в гости к обеду -- то за стол он приглашается на равных, но тут-то речь идёт о всей стране. И я не могу придумать, как тут можно устроить "поровну", кроме как строгой выдаче пайка и не более того. Что-либо вкусненькое отменяется: нельзя выдать (и не имеет смысла) всем по паре грамм, а вариант "есть в продаже, желающие покупают" противоречит концепции уравниловки.
Охренеть какой приятный социум...

"В мирной жизни совсем другой должен быть подход – выгода, личный интерес, карьерный рост, социальное соперничество – а как же иначе? Никто ведь и работать не будет без кнута и пряника.
Эта гнусность исходила не от деклассированных барыг, не от рвачей и хапуг, - нет, из самых высоких кабинетов смердящими помоями вливалась эта отрава в головы советских людей. Давно утратившие связь с народом, живущие в своем замкнутом элитарном мире, «вершители судеб», престарелые партийные дегенераты рассматривали человека с позиций буржуазной экономической науки, видели в нем лишь рабочую силу, требующую внешнего «стимулирующего» воздействия
".

Стандартное чел-овеческое кидание в дихотомию: мол, если не уравниловка, то всенепременно зверская конкуренция, как при капитализме. Да всё просто иначе. Просто последователи уравниловки психологически -- те же самые монетаристы, всё сводящие к деньгам как сути социума. Просто капиталисты выступают за "отнять себе", а такие вот -- за "строго поровну, а остальное не имеет значения". Дебилизм ещё больший, чесслово. Потому первое -- гнусно, но работоспособно; а второе -- не менее гнусно, но при этом не работоспособно в принципе без сильного внешнего принуждения. Камбоджа как пример.

"Формально, конечно, никто прямо не призывал к индивидуальному обогащению. Плакаты, лозунги, песни вдохновляли героикой труда, романтикой первопроходцев, кострами у палаток, улицами «у которых названия нет», но негласно расчет строился на деньгах, на экономическом принуждении к труду. На энтузиазм и бескорыстие партия не слишком полагалась. Утвердившись в мнении, что оплата «по труду», товарно-денежные отношения, материальное стимулирование и порождаемое ими социальное неравенство не противоречат социализму, партийное чиновничество настойчиво внедряло всякие «почины» и «бригадные подряды» в основе которых лежала сдельная оплата труда".

Уберем лозунги и смотрим на суть. На что надо было полагаться, согласно автору текста? На энтузиазм и бескорыстие.
Перевожу с агитационного на русский: вкалывайте добровольно и за бесплатно. Прямо-таки мечта человечества.
И пофиг, что идёт в разрез с психологией, этологией и др.
Это, кстати, наглядный пример интеллигентского мировосприятия: если факты противоречат теории, тем хуже для фактов.
Предположим, есть такая уравниловка. Есть -- а куда денется? -- работа, гораздо опаснее среднего. При вознаграждении "по труду" всё просто: риск компенсируется бОльшим вознаграждением. Желающие находятся.
А если у всех паёк стандартный (в широком смысле) и не более того, кто пойдёт рисковать? По сути -- лучшие люди, которые готовы на это ради всего социума. И, соотв., они будут гибнуть с большей вероятностью. Отрицательный отбор во всю ширь гарантирован.

"Идея «полного потока» принадлежит К. Марксу. Что он имел в виду? Достаточное производство продуктов питания, обеспеченность жильем, медицинским обслуживанием, всеобщую образованность, развитую культуру потребления, ограниченного пределами рациональности. Всё это было достигнуто уже к концу 1960-х годов. Так что слова Н. С. Хрущева о коммунизме к 1980 году были не беспочвенной фантазией и не «забеганием вперед»"

Тут надо учитывать то, что Маркс писал не потребностях, а о нуждах. И вспомнить те времена. Проще говоря, гарантия койко-места и стабильного ежедневного пайка вида "хлеб с ржавой селёдкой" уже было почти что коммунизмом. "И чтобы эцилопп не бил по ночам" (с). А уж если уровень выше этого -- ваще мечта пролетариата.
Я много раз писал, что ориентация "догоним и перегоним" была, мягко говоря, ошибочной: уровень жизни должен повышаться автоматом, как следствие общего развития всего в социуме, а не быть целью. Однако это же не значит, что надо вообще игнорировать необходимость повышения уровня жизни.
Вот и тут самоцелью назначено равенство -- эльфийское в абсолюте. Причём (вроде уже писал, но повторюсь): равенство должно быть в смысле возможности развития своих способностей на благо социума, а вот результат -- индивидуален. И если способностей нет -- то извините.
Вот реально не понимаю -- но как можно считать, что олигофрен, за которым надо ещё и присматривать, должен получать такое же вознаграждение, что и академик, разработавший уникальное научное направление. Или почему лётчик-испытатель не должен получать больше, чем тот же олигофрен, который максимум может ямы копать, и то за ним переделывать приходится. Это, если честно, уже какая-то религиозная шиза.
Вспомнилась история -- где-то читал -- мол, какой-то христианский святой стоит, а мимо ведут на казнь преступника. Он и упросил его передать в монахи -- мол, пусть кается. Его уважили, оставили. В другой раз он же стоит, мимо вновь ведут на казнь преступника. Конвоиры притормаживают: мол, а не надо ли, как тогда, на перевоспитание? А тот и отвечает: не, с тем-то проблемы были, и до сих пор есть, а этот -- уже сам искренне раскаялся, так что можно казнить, нет проблем.
"Логика" где-то такая же по сути.

"В своем подавляющем большинстве советские люди были готовы к коммунистическому равенству, жаждали справедливости, добросовестно работали, не считаясь со всеми рукотворными трудностями и руководящими идиотизмами. Советский человек не только не отторгал «психологию уравниловки», как высокомерно клеймили чувство справедливости партийные ренегаты, он видел в равенстве важнейшее завоевание революции, отвечающее самым сокровенным чаяниям трудового народа".

Обосновать бы. Я вот что-то не вижу, откуда это такое. Обоснований, что характерно, нет.
В.Беляев, "Старая крепость" (кстати, рекомендую для прочтения -- и реально хорошо написано, и очень помогает понять то время):
"Рабочие, голоса которых я услышал издали, собрались около машинок Кашкета и Тиктора. Стоял там Артем Гладышев, задержался с клещами в руках и мой Науменко.
— Вот наработали, биндюжники!
— Ты биндюжников не обижай! Хороший биндюжник до такого позора не допустит!
И на того хлопца молодого валить нечего. Каков учитель, таков и ученик!
— Кашкету денег на похмелку не хватало… Орал все: «Давай! Давай!» Вот и надавался!..
Все эти отрывочные фразы долетели до меня еще по пути. Сперва я не понимал, что случилось. Однако стоило глянуть вверх, на груду пустых опок, как все стало понятным.
На одной из опок мелом было написано: «115-605». Эта цифра обозначала итог предыдущего дня. После приемки литья такие надписи делали на опоках браковщики. Выходило сейчас, что всего сто пятнадцать хороших деталей заформовали Кашкет с Яшкой. Остальные пошли в брак.
...Приметив нас около ящика с кокилями, Кашкет круто повернулся. Минуту постоял он молча, в шутовском платке, стянутом узлом на затылке, шелуша подсолнечные зернышки, а потом спросил:
— Загодя готовите?
Вопрос этот был ни к чему, и дядя Вася не счел нужным отзываться. Молча натирал он кокили графитом, перемешанным с тавотом.
— Заработать больше всех норовите? На дачу с садом? — прошепелявил Кашкет.
— Да уж не на свалку, как ты, а для пользы рабочего класса! — отрезал Науменко, хватая кокиль.
— Интересуюсь, что вы послезавтра запоете, как напишут вам такое, что мне сегодня?
— Интересуйся сколько влезет, а пока давай лузгу-то подсолнечную не швыряй под ноги. В песок же попадает! — сказал Науменко сердито.
— Выбойщики просеют. Не бойся! — сказал Кашкет и лихо сплюнул шелуху под ноги.
— Такую мелочь не просеешь. Попадет в форму — и, глядишь, раковина. Не сори, тебе говорю! — уже совсем сурово прикрикнул дядя Вася".
Вот на каком основании бракоделу платить так же, как и передовикам?

"Интуитивно люди чувствовали, что не всё ладно в обществе. Начиная с фальшивой патетики официоза и кончая платежными ведомостями, в которых при равном трудовом участии прописывались разные числа, делящие людей на «важных» и «второстепенных». Из марксистской теории известно, что труд не имеет стоимости, более того, при социализме труд становится непосредственно общественным, не принадлежащим никому лично и всякие речи о его «оплате» были равносильны откровенному признанию в антикоммунизме".

Я лично СССР застал во вполне сознательном возрасте (1969 г.р.), и мне на уши такую лапшу не навешать. Что касается платёжных ведомостей -- то я вообще не могу припомнить, чтобы кто-то возмущался тем, что его более опытный и знающий коллега получает большую зарплату. Недовольство было, например, спекулянтами. Было -- тем, что интеллектуалам недоплачивают относительно просто рабочих. Но вот чтобы кто-то выступал за уравниловку -- не припоминаю в принципе.
Что характерно: "из марксистской теории известно" -- но при этом нет конкретных цитат со ссылками. Вот насколько я знаю, марксизм как раз базируется на теории стоимости.
И далее передёргивание: таки да, при социализме труд "становится непосредственно общественным", и его результат идёт в общую "копилку". Но каким образом из этого следует уравниловка?!

"С какой стати работники «квалифицированного» труда должны иметь какое-либо преимущество? А если «неквалифицированный» работник имеет тяжелые условия труда, а «квалифицированный – легкие, тогда как быть? И каким образом «уравниловка» может воспрепятствовать внедрению новой техники в плановой экономике?"

Милота какая. За тяжёлые условия труда -- очень даже доплачивалось (или был сокращённый рабочий день).
Никаких проблем нет: за квалификацию -- одни добавки/коэффициенты, за тяжёлые/опасные условия -- другие. Всё учитывается.
А препятствовать -- очень просто. Вот работаю я за станком, к которому привык, и кое-как делаю, допустим, 10 деталей за смену. Привозят новый станок -- с ним смогу делать 50. Но его надо осваивать, стараться, думать и возюкаться. А оно мне надо, если мне за это ничего не будет хорошего? Мотивация какая? Да его проще сломать, чтобы мозги не выносили... И, кстати, станок-то откуда взялся? У разработчиков и создателей та же фигня, и там далеко не один спец нужен.
См. по теме "Как троцкист Хрущев удушил сталинский метод повышения эффективности экономики".

"Насколько соотносится с элементарной порядочностью дискриминация людей по роду их деятельности в системе общественного разделения труда? Не будет ли надругательством над человеческим достоинством, над самой справедливостью противоестественное насаждение неравенства, привилегированности, выделение одних тружеников за счет других?"

Уже комментировал раньше. И если уж говорить о дискриминации, то получается ровно наоборот: дискриминация тех, кто приносит больше пользы обществу.
Кстати, здесь очень наглядна параллель с западным левачеством, которое гевалтит против "дискриминации меньшинств".

"чего стоит «наука», в которой теряется человек, как вершина мирозданья, со всей своей уникальностью, неповторимостью, красотой, совершенством? Чем такая «наука» лучше расовой теории, «обосновывающей» превосходство людей определенной расы над другими? Какая разница униженному человеку, если он получает меньше другого человека на основании цвета своей кожи или рода своей деятельности?"

Про отличие рас уже писал в первой части. Обращаю внимание на пафос в роли подмены смысла.
Ну и характерное: а почему это "униженный человек-неумеха" типа переживает и это низзя, а вот если "человек, спец и передовик" уравнивается с неумехой, то это пофиг и он должен одеть намордник и радоваться?

"Для выявления их несостоятельности достаточно спросить, а чем товарищи «политэкономы» собираются измерять труд? Какой уровень дифференциации зарплат оптимален с их точки зрения? Различие двукратное, трехкратное, десятикратное? А может быть, ученые головы предложат число Пи – 3,1415926 в качестве предельного отношения? Что, нет предложений? Так чего стоит такой «закон», не дающий ответа на простейший вопрос?"

О-о-о! Это же знаменитый парадокс кучи, который был очень актуален в дошкольном возрасте!
Не, конечно, философски-то парадокс и сейчас на коне, а тут у нас типичная демагогия: мол, если нельзя абсолютно точно нечто вычислить, то это не надо применять. Маразм наглядно виден на примере медицины: скажем, если нет точного критерия, когда надо гангренозную конечность ампутировать -- значит, вообще нельзя, пусть человек помирает.
Закон, кстати, вообще не даёт и не должен давать ответы на такие вопросы -- он лишь результат. А вопрос тарифной сетки -- это дело для целого профильного института, который этот вопрос будет исследовать с учётом общественного мнения и т.д.

"А чем платить за труд? «Трудовым рублем»? Тогда сначала придется найти «стоимость» труда, т. е. заняться делом настолько бессмысленным, насколько и постыдным".

Вторая аналогия: уголовный кодекс. Как измерять преступление? Это будет посложнее пользы от труда. И таки что -- отменим все наказания за преступления, да? То-то уголовники обрадуются!

"Есть всего два варианта. Либо человек вынужден продавать свою рабочую силу господину на его условиях, чтобы не умереть с голоду, либо он освобождается от своей товарной оболочки и становится свободным, равным среди равных, работающим как все, получающим, как все, живущим как все. И это отнюдь не «казарма». Это высочайший жизненный уровень, это принципиальное иное качество общественных отношений, полностью отвечающих социальной природе человека и уже не вызывающих диссонанса с мелодичной песенной политэкономией равенства и справедливости".

Эту агитку уже не имеет смысла комментировать, повторение.


Телеграмм-канал для своих, не скопипащенных, постов: t.me/warrax_news

Tags: коммунизм и левачество, социализм
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments