?

Log in

No account? Create an account
Рабский труд и природные агенты (6, 2) - Warrax's Fence [entries|archive|friends|userinfo]
Darkhon

[ website | Black Fire Pandemonium ]
[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

Рабский труд и природные агенты (6, 2) [Apr. 22nd, 2018|03:31 pm]
Darkhon
[Tags|]

Продолжаю цитировать выжимки из текста С.Г.Кара-Мурзы на тему экономики.
https://sg-karamurza.livejournal.com/292887.html

6.2. Рабский труд и природные агенты
...Энгельс пишет в «Анти-Дюринге»: «Рабство было открыто. Оно скоро сделалось господствующей формой производства у всех народов, которые в своем развитии пошли дальше древней общины… Мы вправе сказать: без античного рабства не было бы и современного социализма» [62, с. 185, 186].
Это было жесткое утверждение для России. Из него прямо вытекало, что Россия, не пройдя через рабство, не может сама освоить «современного социализма». ... Что же такое раб по Марксу? Это – «непосредственное орудие производства»... Как совокупность проявлений силы, как рабочая сила, он является вещью, принадлежащей другому, и поэтому он относится к особому проявлению своей силы, т.е. к своей живой трудовой деятельности, не как субъект» [16, с. 453-454].
Второй постулат таков: труд раба, не вступающий в процесс обмена с капиталом, является непроизводительным – он не производит стоимости. И даже не только труд раба, но и рабочего.

Вот несколько суждений Маркса. «Труд в том виде, как он как он в противоположность капиталу существует в рабочем сам по себе, т.е. труд в своем непосредственном бытии, труд, отделенный от капитала, является непроизводительным. Как деятельность рабочего труд не становится производительным также и оттого только, что он входит в простой процесс обращения, вызывающий всего лишь формальные изменения» [16, с. 262].
Поэтому Маркс делает такое замечание к определению Мальтуса («Производительный работник – тот, кто непосредственно увеличивает богатство своего хозяина»): «Это положение слишком абстрактно, так как в такой формулировке оно применимо и к рабу» [16, с. 258]. Таким образом, рабовладелец может, продав продукт, получить доход, но не самовозрастающую стоимость (капитал). Это утверждение, думаю, для многих остается непонятным.
...само словосочетание рабский труд противоречиво. Раб – лишь орудие труда, он не может производить стоимость. ...Маркс сказал в «Капитале»: «Стоимость – порождение общественных отношений. Но общественных отношений между рабовладельцем и рабом не существует, это отношения человека и вещи». ... Если раб – орудие труда, то кто же работник? Рабовладелец! Он со «своим» продуктом и вступает в общественные отношения – с другими рабовладельцами (шире – свободными индивидами). Даже классовой борьбы между рабовладельцами и рабами не могло быть, и, как указывал Маркс, стержень всей истории Рима – это история борьбы мелких и крупных землевладельцев.
В чем же заключается труд рабовладельца? В принуждении раба к труду. Эксплуатация как труд! Дело чести, совести и геройства! Такое изображение общественной формы производства (в широком смысле слова), когда работником является эксплуататор, Маркс называет «негативным изображением действительного процесса производства». Так что при негативном изображении раб исчезает, и о том, чтобы он производил стоимость, и речи быть не может. Но ведь и труд рабовладельца превращается в нечто противоположное подлинному труду. Что же он производит – стоимость? В общем, насчет стоимости – загадочное молчание. Какое тут общественно необходимое рабочее время, как происходит эквивалентный обмен? Разве разбойник, отнявший у ехавшего на рынок крестьянина бушель пшеницы, производит стоимость?
... К понятию раба в плане политэкономии нельзя подобраться, прежде чем определишься с понятием «орудие труда». Когда речь идет о производственных отношениях, Маркс применяет это понятие в функциональном смысле. Например, плодородие земли является орудием труда.
...«Только в потреблении продукт становится действительным продуктом. Например, платье становится действительным платьем лишь тогда, когда его носят; дом, в котором не живут, не является действительным домом» [81, с. 716-717].
При этом ясное, реалистичное видение отношений в их целостности (в том числе включающих отношение человека к природе) оказывается у Маркса продуктом «недоразвитости» человека и общества: «Эти древние общественно-производственные организмы несравненно более просты и ясны, чем буржуазный, но они покоятся или на незрелости индивидуального человека, еще не оторвавшегося от пуповины естественно-родовых связей с другими людьми, или на непосредственных отношениях господства и подчинения» [23, с. 89-90].
«При рабстве, при крепостной зависимости и т.д. сам работник выступает как одно из природных условий производства» [82, с. 485]. Но о роли природных агентов он в ряде мест пишет следующее: «Так как эти природные агенты ничего не стоят, они входят в процесс труда, не входя в процесс образования стоимости» [82, c. 553].

W.: Сама "прибавочная стоимость" имеет смысл лишь на рынке. Скажем, при социалистической многоконтурной системе денег (которые были средством учёта, а не "особым видом товара"), "прибавочная стоимость", строго говоря, не существует с парадигмальной т.з. Она -- продукт рынка, а не распределения по иным параметрам.
Однако марксисты в СССР об этом "забывали", и ратовали за её использование и проч. в обязательном порядке. Всё для глобального рынка, ага.

https://sg-karamurza.livejournal.com/293228.html

...Можно сказать, что политэкономия стала радикально картезианской, разделив экономику и природу так же, как Декарт разделил дух и тело. В фундаментальной модели политэкономии роль природы была просто исключена из рассмотрения как пренебрежимая величина. О металлах, угле, нефти стали говорить, что они «производятся» а не «извлекаются».
...В «Капитале» Маркса именно рыночная экономика представлена как нормальная, а натуральное хозяйство, в системе которого жило большинство человечества, считалось дикостью и атавизмом – ему для контраста посвящены обильные примечания. Нерыночное хозяйство было для политэкономии Иное – «часть природы».
Перечислим коротко принципы политэкономии Маркса в отношении природы.
Прежде всего, природные ресурсы являются неисчерпаемыми и бесплатными. Поэтому они как таковые не являются объектом экономических отношений. Топливо и металлы «производятся» и включаются в экономический оборот как товар именно и только в соответствии с издержками на их производство. Вот некоторые формулировки Маркса.
«Силы природы не стоят ничего; они входят в процесс труда, не входя в процесс образования стоимости» [82, c. 499]).
«Силы природы как таковые ничего не стоят. Они не являются продуктом человеческого труда, не входя в процесс образования стоимости. Но их присвоение происходит лишь при посредстве машин, которые имеют стоимость, сами являются продуктом прошлого труда... Так как эти природные агенты ничего не стоят, то они входят в процесс труда, не входя в процесс образования стоимости. Они делают труд более производительным, не повышая стоимости продукта, не увеличивая стоимости товара» [82, c. 553].
«Производительно эксплуатируемый материал природы, не составляющий элемента стоимости капитала – земля, море, руды, леса и т.д... В процесс производства могут быть включены в качестве более или менее эффективно действующих агентов силы природы, которые капиталисту ничего не стоят» [84, с. 399].
...Повторения этой мысли можно множить и множить – речь идет о совершенно определенной и четкой установке, которая предопределяет всю логику трудовой теории стоимости.
В ХIХ веке, перейдя в представлении экономической «машины» от метафоры часов (механика) к метафоре тепловой машины (термодинамика), политэкономия отвергла предложение включить в свою модель «топку и трубу» (невозобновляемые ресурсы энергоносителей и загрязнения) – ибо это означало бы крах всего здания рыночной экономики.
....Включив в изучение общественных процессов категорию объективных законов, Маркс сделал свою политэкономию уязвимой для соблазна позитивизма. И «законы», и теории — всего лишь модели реальности, и из их успешного применения вовсе не следует, что реальность «похожа» на модель. Само утверждение, что такие законы существуют — вера, никаких доказательств их существования нет, и многие заслуживающие уважения ученые считали «законы общественного развития» не более чем полезным методологическим приемом.

Перейдем к другим аспектам политэкономии Маркса.

tradicionalist: Топка, труба. ...дело не в количестве ресурсов, а в количестве ресурсов на рыло. Подлец марксня четко заявил, что не допустит никакого минимума бедным. Для него единственный критерий прогресса - максимизация наживы олигархов. Оптимизация для подлеца не максимизация общего благосостояния, а максимизация наживы тех, кто ее получает. Иначе получается "идеализм" и общество связанное "политическими и религиозными нелепостями".
Подлец марксня исключает из рассмотрения не природу, а безработных. Тех самых, которых сначала высылали в колонии.... или как сейчас уничтожают русских, медленно удушая города, поселки, деревни, области, науку, промышленность, сельское хозяйство. Ведь если стоимость - это труд, почему буржуй этот труд выбрасывает на помойку, вместо того чтобы эксплуатировать? Безработные в бредовых фантазиях марксни вобще невозможны. Нельзя сказать, что политэкономы отказались рассматривать проблему. Мальтус, был честнее - он проговорил вслух, что сектант не полезет в Сибирь, где дорого. Он будет снимать пенки, где дешево и просто уничтожит "лишних" людей, вместо того чтобы их "эксплуатировать". Подлец марксня сделал вид, что проблемы просто не существует. Вернее, что уничтожаемые славяне, мексиканцы или индусы "плохие", "ленивые", "неисторические", "реакционные". Ну, в общем, недочеловеки.

Должен еще раз повторить, что подлец марксня ни разу не эконом и не политэконом и вобще с экономикой рядом не лежал. Подлец "философ". То есть сектантский попик, болтун-пустомеля. На околоэкономической риторике он только паразитировал, чтобы оправдать людоедство своего хозяина - ...олигархии.


linkReply