?

Log in

No account? Create an account
Далее про марксизм от С.Г.Кара-Мурзы - Warrax's Fence [entries|archive|friends|userinfo]
Darkhon

[ website | Black Fire Pandemonium ]
[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

Далее про марксизм от С.Г.Кара-Мурзы [Mar. 28th, 2018|12:16 am]
Darkhon
[Tags|, ]

Продолжаю цитировать выжимки из текста С.Г.Кара-Мурзы на тему экономики.
https://sg-karamurza.livejournal.com/292276.html#comments

Нельзя забывать, что кроме «пpямого или косвенного pазpушения» хозяйства Третьего Мира из-за изъятия природных ресурсов и рабочей силы для Запада еще более важным приобретением была территория. ... Этот фактор также игнорировала политэкономия. Более того, авторы марксистской политэкономии считали справедливым и прогрессивным экспроприация земель. Например, Энгельс даже мысли не допускает, что кто-то может бросить упрек США за захватническую войну против Мексики с отторжением ее самых богатых территорий: «И бросит ли Бакунин американцам упрек в завоевательной войне, которая, хотя и наносит сильный удар его теории, опирающейся на "справедливость и человечность", велась, тем не менее, исключительно в интересах цивилизации? И что за беда, если богатая Калифорния вырвана из рук ленивых мексиканцев, которые ничего не сумели с ней сделать? ...» [66].
...В ХIХ веке империализм развил политэкономию А. Смита: изъятия ресурсы из стран периферийного капитализма позволили предпринимателям и государствам делиться доходами с рабочими. Это уже не просто свободный рынок рабочей силы, а с дележом добычи от колоний и полуколоний. .... «Если вы не хотите гражданской войны, вы должны стать империалистами» (С. Родс). Эту проблему Запад успешно решил – его «низшие классы» оказались подкупленными в достаточной мере, чтобы оставаться спокойными...
...Энгельс... 12 сентября 1882 г. ... пишет Каутскому, что «рабочие преспокойно пользуются вместе с ними [буржуазией] колониальной монополией Англии и ее монополией на всемирном рынке».

Прим.W.: Тут тоже "империализм" в марксистском смысле. Кроме того, подразумевается, что-де рабочий класс на Западе обманули и слегка подкупили. "Забыто" про этнический менталитет: "цивилизованные европейцы", в отличие от русских, никогда не чурались рабства и проч., и эксплуатация "третьего мира" -- это норма для них.

....В Алжире, например, французским колонистам была просто передана половина (!) издавна культивируемых земель. Напротив, когда в США при избытке земли возникла острая нехватка рабочей силы, в Африке были захвачены и обращены в рабство миллионы самых сильных и здоровых молодых мужчин. ... Эта сторона капиталистической экономики была исключена из политэкономии. Но значение этой стороны так велико, что без нее политэкономия как теория неадекватна реальности, она превращается в идеологию.

Русский ученый М.М. Ковалевский опубликовал книгу «Общинное землевладение. Причины, ход и последствия его разложения» (Москва,1879 г.). [М.М. Ковалевский (1851-1916) – русский социолог, историк, этнограф и юрист, политический деятель либерально-буржуазного направления.]
Маркс внимательно изучил эту книгу и даже сделал ее конспект, очень полезный выборками и комментариями. ... В этой книге дана история общинного землевладения, начиная от первобытного строя, у разных племен и народов.... интересна сделанная Марксом выписка из книги, посвященная политике колониального режима Франции в отношении общинной собственности на землю в Алжире. Эта выписка показывает, что даже для колониальной администрации в Алжире было очевидным, что общинная собственность на землю предопределяла коммунистические установки крестьян. Соответственно, экспроприация общинные земли и приватизация их французскими колонистами никак не отвечает политэкономии. Свободный рынок по соглашению несовместим с грабежом.
...Большинство французских скупщиков земли вовсе не намерено было заниматься земледелием; они спекулировали лишь на перепродаже земли; покупка по смехотворным ценам, перепродажа по относительно высокой цене – казались выгодным помещением их капиталов [42]. Таким образом, интерес скупщиков земли, спекулянтов и колонизаторов, изымающих «земельную собственность из рук туземцев», идет рука об руку с прославлением частной собственности и ненавистью к «грубому крестьянскому коммунизму».
Итак, империализм предоставил западному капитализму огромные массивы плодородной земли, с которой были согнаны или уничтожены общины крестьян на всех континентов.

W.: Далее идёт логическая ошибка. Пишется, что негры в США были эффективнее именно из-за организации труда -- мол, "плантаторы не вмешивались в организацию их быта и труда; управляющими почти всегда были сами рабы", а когда "Во время уборки хлопка рабов не хватало, и обычно на сезон нанимали белых рабочих. У них в среднем выработка была вдвое ниже, чем у рабов". И какой-то там американец даже получил нобелевку, написав книгу о том, что "белые протестанты были неспособны освоить сложную организацию коллективного труда, которая была у негров".
Вообще-то не надо забывать, что негры физически приспособлены к труду на плантациях гораздо лучше. Более того, тезис "Рабы, в критических условиях и в чуждой культурной среде создали самобытную технологию, опираясь на опыт, навыков и нормы своей культуры" лукав: не создали на месте, а привезли с собой. Да, такая культура возделки лучше подходит и проверена веками. Что тут удивительного? Сложного, кстати, ничего в ней нет.

....Многие экономисты продолжают исходить из догмы абстракции формационного подхода, согласно которой рабы и крепостные крестьяне соединяются со свободными людьми как неорганическое условие производства. Как писал Маркс, разрыв такой связи происходит только в форме отношения наемного труда и капитала. В реальности в течение многих тысяч лет и рабы, и крепостные существовали в поле культуры и в отношениях с этносом и другими группами, кроме производства. Достаточно вспомнить и религии, и личные отношения людей.
...
Можно сказать, что версии политэкономии ХVIII–ХIХ вв., которые игнорируют аборигенов, рабов и крепостных крестьян как «условия производства в один ряд с прочими существами природы» – тупиковое направление экономической науки.

https://sg-karamurza.livejournal.com/292559.html
6. Политэкономия Маркса
6.1. Начала политэкономии Маркса

...с середины ХIХ века русские (шире – российские) интеллигенты, участники в политической борьбе, мыслители и экономисты, стали внимательно за трудами и деятельностью Маркса и его соратников. Многие деятели оппозиции России в эмиграции познакомились с Марксом и Энгельсом, другие вели переписку с ними, некоторые стали друзьями и помощниками.... Вокруг Маркса и Энгельса складывались группы и будущие партии. ....
...Первые меньшевики, эсеры и либералы мировоззренчески выросли в этой атмосфере, где выросла политэкономия А. Смита и Маркса, а также исторический материализм с марксистской теорией революции и формационным подходом. Эти когорта была ядром Февральской революции, а вокруг него общались ведущие ученые-обществоведы.
... Следующее поколение российских марксистов («10 знаменитых большевиков») были примерно на 30 лет моложе первой группы. Самым «старым» из них был Ленин (на 20 лет моложе меньшевиков). Как раз в науке происходили сдвиги, сменялись парадигмы. Большевики видели мир по-иному, многое в политэкономии Маркса устарело. Об этом не говорили и, кажется, об этом не думали, а в действительности большевики «пошли путем другим». Среди русских революционеров возник мировоззренческий конфликт, но все тянулись к Марксу. Политэкономия была его главной темой.
Энгельс пишет в важной работе: «По крайней мере для новейшей истории доказано, что всякая политическая борьба есть борьба классовая и что всякая борьба классов за свое освобождение, невзирая на ее неизбежно политическую форму, – ибо всякая классовая борьба есть борьба политическая, – ведется, в конечном счете, из-за освобождения экономического» [66 с. 310].
Но экономика, народное хозяйство, при наличии борьбы в сфере экономики (даже классовой, хоть и не всегда) связана с отношениями внутри этноса и с отношениями культур и цивилизаций. Профессора и учебники истмата и либерализма открыли и открывают нам лишь один, «верхний» слой обществоведческих представлений основателей политэкономии и Смита, и марксизма. Считать, что классики марксизма действительно рассматривали любую политическую борьбу как борьбу классов, неправильно. Это была всего лишь идеологическая установка – для «партийной работы», для превращения пролетариата из инертной массы («класса в себе») в сплоченный политический субъект («класс для себя»), выступающий под знаменем марксизма.
Когда речь шла о крупных столкновениях, в которых затрагивался интерес Запада как цивилизации, в представлении марксизма оказывались вовсе не классы, а народы (иногда их называли нациями). ...
Для многих людей, воспитанных на советском истмате, думаю, будет неожиданностью узнать, что народы в учении Маркса делились на прогрессивных и реакционных. Народ, представляющий Запад, являлся по определению прогрессивным, даже если он выступал как угнетатель. Народ-«варвар», который боролся против угнетения со стороны прогрессивного народа, являлся для классиков марксизма врагом и подлежал усмирению вплоть до уничтожения.
Вот слова лидера Второго Интернационала, идеолога социал-демократов Бернштейна: «....не ставим под сомнение и не возражаем против их подчинения и против господства над ними прав цивилизации... Свобода какой либо незначительной нации вне Европы или в центральной Европе не может быть поставлена на одну доску с развитием больших и цивилизованных народов Европы» [72].
Надо ли нам сегодня знать эту главу марксизма, которая в СССР была изъята из обращения? Да, знать необходимо.... Это трудно, потому что марксизм стал восприниматься советскими людьми как чем-то вроде религиозного освящения советского строя. ....
....Все это было очень важно для России. Как писал Г. Флоровский, Маркс задал рациональную «повестку дня», потому марксизм был и воспринят в России конца XIX века как мировоззрение, что была важна «не догма марксизма, а его проблематика». Это была первая мировоззренческая система, в которой на современном уровне ставились основные проблемы бытия, свободы и необходимости. Н. Бердяев отмечал в «Вехах», что марксизм требовал непривычной для российской интеллигенции интеллектуальной дисциплины, последовательности, системности и строгости логического мышления. ....
Русскому революционного движения марксизм сослужил большую службу тем, что он, создав яркий образ капитализма, в то же время придал ему, вопреки своей универсалистской риторике, национальные черты как порождения Запада. Тем самым для русской революции была задана цивилизационная цель, которая придала русской революции большую дополнительную силу. ....
Но, тем не менее, глупо делать вид, что нам неизвестно враждебное отношение Маркса и Энгельса к России, к ее населению и культуре. Россия для них – «империя зла». Интеллигенция России пережила это отношение потому, что этот образованный слой в начале ХХ века и сам считал государственное устройство реакционным, а народ угнетенным. Мало кто знал письма и статьи Маркса, а если попадал текст с антирусскими суждениями, воспринимался как жест солидарности с прогрессивной страдающей частью.
....Говорят, что марксизм – это прежде всего метод. .... С этим трудно согласиться. Марксизм имел и имеет жесткий нормативный характер, он именно задает «модель прогресса», а также выставляет оценки всем тем укладам и культурам, которые не проварились в котле капитализма. Потому-то никак не могли принять на свой счет советские марксисты и обходили многие верные характеристики некапиталистического хозяйства, данных Марксом в «Капитале».

https://sg-karamurza.livejournal.com/292773.html

Маркс писал в 1868 г.: «Чертовщина заключается в том, что практически интересное и теоретически необходимое в политической экономии так далеко расходятся друг с другом, что здесь, в отличие от других наук, не находишь нужного материала» [74].
Следуя по этому же пути, мы сталкиваем два фундаментальных постулата марксизма: что практика – критерий истины; что сам марксизм – это прежде всего метод («Он не дает готовых догм, а только лишь отправные точки для исследования и метод для такого исследования»).
У нас тогда на форуме обсуждение закона стоимости показало, что у тех, кто считал этот закон теорией, имелось множество разночтений по самым исходным утверждениям. Думаю, это оттого, что понятия и категории этого закона обставлены таким количеством допущений, оговорок и туманных изречений, что все их запомнить человек не может и поневоле «плавает».

W." Типичный религиозный подход.

Очевидно, что политэкономия А. Смита и К. Маркса, в которой «практически интересное и теоретически необходимое далеко расходятся друг с другом» и в которой, «в отличие от других наук, не находишь нужного материала» не была строгой теорией. Тем более, она не могла быть универсальной теорией, подобной теориям естественных наук. Эта политэкономия была ценной конструкцией, которая описывала экономику конкретной страны (Великобритании) в конкретный исторический период. ...
Однако Маркс писал в предисловии к первому изданию «Капитала»: «Существенна здесь, сама по себе, не более или менее высокая ступень развития тех общественных антагонизмов, которые вытекают из единственных законов капиталистического производства. Существенны сами эти законы, сами эти тенденции, действующие и осуществляющиеся с железной необходимостью. Страна, промышленно более развитая, показывает менее развитой стране лишь картину ее собственного будущего» [23, с. 9].
Это предисловие к «Капиталу» не обосновано и противоречит реальности. Капитализм из центра не распространялся на весь остальной мир, а превращал слабые страны в свою периферию. Гл. 25 «Капитала» («Современная теория колонизации») прямо противоречат постулату, сделанному предисловия.
Маркс пишет о странах Запада: «Они насильственно искореняли всякую промышленность в зависимых от них соседних странах, как, например, была искоренена англичанами шерстяная мануфактура в Ирландии» [23, с. 767]. Или, ссылаясь на Кэри: «[Англия] стремится превратить все остальные страны в исключительно земледельческие, а сама хочет стать их фабрикантом...» [23, с. 759].
...Роза Люксембург в работе «Накопление капитала» (1908) обращает внимание на такое условие анализа, которое ввел Маркс в «Капитале» (Гл. 22): «Для того чтобы предмет нашего исследования был в его чистом виде, без мешающих побочных обстоятельств, мы должны весь торгующий мир рассматривать как одну нацию и предположить, что капиталистическое производство закрепилось повсеместно и овладело всеми отраслями производства» [23, с. 595].
Надо отметить, что Маркс уже рано (в 1848 г.) представлял западный капитализм глобальной системой. .... В своей книге Р. Люксембург показывает, во-первых, что для превращения прибавочной стоимости в ресурсы для расширенного воспроизводства необходимы покупатели вне зоны капитализма. Ведь рабочие производят прибавочную стоимость, которую присваивает капиталист, в виде товаров, а не денег. Эти товары надо еще продать. .... Этой торговлей занимается компрадорская буржуазия вне зоны капитализма. Таким образом, сделанное Марксом предположение, что капитализм охватит весь мир, попросту невыполнимо — такого капитализма не может существовать.

W." Речь о "хорошем капитализме". На самом же деле ограбляемые страны также входят в эту же структуру капитализма.

...противоречие первоначального накопления с постоянным производством разрешалось вовсе не путем распространения капитализма из центра на весь остальной мир, а путем превращения слабых стран в свою периферию, в дополняющую экономику. Эта ошибка тем более примечательна, что Маркс владел достаточным объемом эмпирических данных для того, чтобы сделать правильный вывод. «Капитал» прямо противоречит постулату, сделанному во Введении.
Р. Люксембург сформулировала свой вывод жестко: «Начиная с момента своего зарождения капитал стремился привлечь все производственные ресурсы всего мира. В своем стремлении завладеть годными к эксплуатации производительными силами, капитал обшаривает весь земной шар, извлекает средства производства из всех уголков Земли, добывая их по собственной воле, силой, из обществ самых разных типов, находящихся на всех уровнях цивилизации» [78].
Мы все это как будто знали, но на это не обращали внимания. А истмат постепенно, но эффективно, отвлекал нас от этого очевидного факта, убеждал нас, что это несущественно, что все народы и общества идут одной «столбовой дорогой», проходят те же самые этапы-формации. Что это извлечение ресурсов извне столь несущественно, что в политэкономии это можно не учитывать.
... Интенсивное изучение в вузах марксистской политэкономии началось в середине 1950-х годов. Эта дисциплина была сложной и темной, она выпадала из всех других курсов. .... Вообще, когда много читали Маркса, то создавалось ощущение, что читаешь тексты не научные, а мистические. Как будто он записывал свои видения и полученные свыше откровения. В «Капитале» он оспаривает суждения множества авторов – без развертывания их доводов и указания на источник ошибки. Но почему же они так ошибались? Говорилось: потому, что они сикофанты, буржуазные профессора и поповские прихвостни. Мало научного в таких доводах. И непонятно, почему сикофантам было выгодно делать выводы, противоречащие реальности? Разве буржуазия была в этом заинтересована, чтобы платить за это деньги?
Некоторые упорные читали философов – интересно, но бесполезно. Было, например, такое объяснение: чтобы избежать придирок, Маркс ввел понятие «сознание простака». Это о тех, кто пытается применить к рассуждениям Маркса здравый смысл, в то время как он говорит о «сущностных образованиях», которые нельзя сводить к частным конкретным случаям. Но это устраняло возможность приложить к таким рассуждениям научные нормы. Как тут совершить восхождение от абстрактного к конкретному? И диалектика не помогала, потому что условием ее применения является «мастерское владение» ею и «правильные отношения» между тем-то и тем-то. А методов нащупать эти правильные отношения в самой диалектике не предусмотрено.
Например, мы с товарищами так и не разрешили противоречие между капиталистического воспроизводством и глобализацией капитализма. Маркс, за А. Смитом, представлял «машину» воспроизводства как равновесную ньютоновскую механическую систему, в которой вместо «первоначального толчка» (бога-часовщика, который завел часы мироздания) служило первоначальное накопление. Дальше, мол, капитализм использует производимую «внутри себя» прибавочную стоимость, что и снимает проблему периферии, колоний и пр. Модель капитализма как «одной мировой нации» работает.
Однако, описывая ужасы капиталистического производства, Маркс использовал эмпирические данные, показывающие исключительно процесс непрерывного первоначального накопления. Во всех примерах мы видим, как капиталист вводит в процесс воспроизводства «силы природы» в виде «детей и жен как рабов», выжимает их как лимон – и выбрасывает. Никакой купли-продажи рабочей силы по ее стоимости и в помине нет. И речь шла о второй половине ХХ века! У самого Маркса первоначальное накопление предстает как необходимая операция в каждом цикле воспроизводства, так что никакой равновесной машиной оно не является, а черпать ресурсы приходится из некапиталистического хозяйства.

Но это – первые противоречия политэкономии «Капитала». Далее постараемся собрать из главных для нас блоков грубый образ этой политэкономии.
</a>


Прим.: пока занят, читаю вредленту и отвечаю на комменты в режиме "потом".
linkReply

Comments:
[User Picture]From: quangel
2018-03-27 10:01 pm (UTC)
Вся эта "Кара-Мурзятина" в конечном итоге сводится к одной фразе: "давайте я вам распишу на 10 страниц,почему Маркс был не прав". :) Это все из серии "опровергателей ОТО","спид-диссидентов" и "новой хронологии". Где Князь Игорь и Хан Батый - одно лицо,а хроники подделали масоны. :)
(Reply) (Thread)
[User Picture]From: darkhon
2018-03-28 10:04 am (UTC)
Возражения по существу есть? Или марксизм верен, потому что верен, аминь?
(Reply) (Parent) (Thread)
[User Picture]From: unlimmobile
2018-03-27 10:52 pm (UTC)
.Говорят, что марксизм – это прежде всего метод
марксизм – это прежде всего талмудизм.
Кара-Мурзизм - это талмудизм про марксизм )))
(Reply) (Thread)