?

Log in

No account? Create an account
РЕКВИЕМ "СРЕДНЕМУ КЛАССУ" - Warrax's Fence [entries|archive|friends|userinfo]
Darkhon

[ website | Black Fire Pandemonium ]
[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

РЕКВИЕМ "СРЕДНЕМУ КЛАССУ" [Nov. 8th, 2017|03:45 am]
Darkhon
[Tags|, ]

Оригинал взят у proseka199 в "И юный Октябрь впереди..."
Оригинал взят у thinker_up в "И юный Октябрь впереди..."

Жизнь всё расставляет по своим местам. Стало очевидно, что рыночная экономика в своих «чистых» формах несовместима со «средним классом», являвшимся уловкой Запада времён «холодной войны». Мы им о справедливости, а они в ответ – «средний класс»: по словам драматурга Островского, «правда хорошо, а счастье лучше»… «Средний класс» - это достаточно широкий слой между хозяевами жизни и париями общества. Сам по себе он сформироваться не может, его формировали искусственно, продуманной государственной перераспределительной политикой.

Сегодня говорить о смерти среднего класса, о его стремительном сокращении стало общим для всех местом. Вот, например, пишет Der Tagesspiegel (Германия):

«…сегодня весь мировой порядок является постевропейским. Привлекательность европейской модели ощутимо теряет силу… Исчерпан общественный договор, согласно которому каждое новое поколение должно пребывать в лучшем положении, чем предыдущее. Технология подтачивает средний класс — опору демократии».

Технология ли? Или же просто пропала нужда перед советской угрозой выпендриваться, и хозяева жизни решили, как в рекламе – «а если нет разницы, зачем платить больше?»

Михаил Таратута, тележурналист, американист, достаточно известный и яркий либерал-западник, сетует:

«На протяжении последних 20, может быть, даже больше лет в Америке в экономическом плане царила удивительная несправедливость, и люди возмущались этой несправедливостью. В то время, как 1% наращивал доходы, и они росли постоянно... В то время как средний класс – это основа общества – там доходы практически не росли. При инфляции при ценах… в Америке очень выросли цены за последние 10-15 лет, просто удивительным образом выросли. И большая, заметная часть нижней прослойки нижнего класса проваливалась в малоимущий класс, средний класс сокращался. И вот так умирала «американская мечта»: завтра жить лучше, чем живем сегодня. Дети должны жить лучше, чем их родители. Но так было, это была осуществимая мечта. И вот последние десятилетия этого все меньше и меньше… А политический класс на это не реагировал, он стал дисфункционален»[1].

Всё чаще турист из России слышит во Франции или Италии такие признания:

-Никогда я не смог бы купить такого дома, какой купили мои родители!

А это значит, что «праздник победителей» на Западе, в лице СССР победившем собственной светлое будущее, неумолимо заканчиватся…

+++

Нетрудно заметить, что чем больше человек экономически предоставлен сам себе, тем острее и больше ПОЛЯРИЗАЦИЯ общества.

Рынок не терпит середняков. Или ты побеждаешь – и победитель получает всё. Или проигрываешь – и тогда всё теряешь.

Чтобы это понять, представьте условную модель, ну, скажем, настольную игру в «Монополию». Вначале сели играть, допустим, 10 человек. Потом, в ходе игры, остаются пять, четыре, три… И так – пока не выявится единственный окончательный победитель, который заберёт себе все фишки…

«Крот рынка» роет настойчиво: всякое разорение для него лишь этап, а всякий не разорённый сегодня человек – оставлен им на завтра.

Всякий успех в рыночной экономике лишь промежуточный, потому что его снова и снова требуется подтверждать. Один раз не подтвердишь – и все предыдущие успехи аннулируются.

+++

Симпатии к революции, столетие которой мы отмечаем в 2017 году – начинаются с подозрения, что не всё было "ДО" и не всё "После" (т.е. теперь) «хорошо».

И что современная жизнь, во многом реставрировавшая дореволюционную (хотя это лишь цветочки - ягодки ещё впереди) – не норма.

Никакая не норма, а жуткая аномалия, социальный Чернобыль, наполненный социальной радиацией и социальными мутантами.

И – вывод: мир устроен НЕ так, как его пытаются изобразить на своих «птолемеевых картах» либеральные теоретики. И «американская модель» глобализма – не цветущий ухоженный сад взаимных улыбок и услужливой деликатности, а дикий лес, полный хищного зверья.

И в этом лесу не станут слушать мои или ваши, читатель, длинные объяснения, а просто расчленят и сожрут. А сожрав, закопают, и прикроют могильник вывеской «цветущего сада улыбок»: мол, заходите к нам, новые дураки, мы пожрать всегда любим…

+++

Нормальность требует сохранения, а ненормальность – преодоления. Если современная жизнь норма – то её нужно сохранять. А если аномалия – то преодолевать. Это и ставит людей по разные стороны баррикад: исходное представление о норме.

Мы рассматриваем 90-е как патологию, как чёрную дыру, как реакцию распада человека и его цивилизации – и оттого мы позитивно оцениваем очень драматичный и неоднозначный советский период (тоже, естественно, с оговорками).

В пост-советской жизни нет ни корней, ни стабильности, ни перспектив, ни образа будущего (если не считать мрачные сценарии пост-апокалипсисов).

Пост-советская жизнь – это жизнь-паразит. Её представители могут ненавидеть СССР или даже уважать его, но ВСЕ ВМЕСТЕ паразитируют на его наследии: от оружия и армии до индустрии и разведанных недр. Корней у паразита нет – потому что он враждебен и вековым традициям и техноэнергии просветительского модернизма.

Паразит презирает образование, науку и технику – потому что они «напрягают». А паразит хотел бы всего, быстро и легко, лучше всего за папин счёт, а если нет богатого отца – то методом ограбления банка.

При этом жизнь-паразит является военно-политическим предателем, она терпеть не может воинского долга, войны, защиты территорий, рассуждая так: «жрать все плоды с этой земли буду я, а защищает её пусть кто-нибудь другой». Эта жизнь-паразит легко расстаётся и с героями прошлого, и с заслуженными деятелями настоящего, и с кусками собственной территории (Крым-украинский, Цхинвал-грузинский и т.п.).

Такое существование без корней, в качестве прилипалы к чужим заслугам и прошлым достижениям, которые, к тому же, безжалостно и бездарно транжирят – не может быть долгим.

Пост-советское существование во всех смыслах есть «существование на износ», оно может длится лишь до тех пор, пока не доест прошлое.

При этом жизнь без корней, предавшая своё прошлое, не имеет стабильного, устойчивого настоящего. В ней действует формула «никто никого не любит, все всех «кидают». Каждый день кого-нибудь разоряют и пускают по миру, а кто-то за счёт этого пополняет кубышку. Нет того, что ЭиМ называет «устойчивостью окладов-наделов», устойчивостью долевого пая: я член общества и мне положено… Да ничего мне не положено, что урву, то и моё, наглость-второе счастье!

И, логично, у жизни-паразита нет будущего. Ему и неоткуда взяться. Ельцин видел одну из главных своих задач в «деидеологизации» - а люди поколением постарше слово «безыдейность» считали ругательством. Почему плохая «безыдейность» стала восприниматься как хорошая «деидеологизация»? Что может быть хорошего в безыдейном человеке, сером и тусклом (в лучшем случае) – который живёт по принципу «день прошёл, и ладно»?

Вырождение образа будущего, далёких ориентиров – и само по себе жутко, и влечёт иные тяжкие «побочные» последствия. Для простого поддержания повседневной неизменной тупости требуется гораздо меньше психической и физической энергии, чем для «больших бросков» и «великих переломов». Маразм порождается нехваткой психической активности, и сам порождает её нарастающий дефицит.

Общество, которое не видит собственного завтра и не знает, каким его хочет увидеть – в состоянии маразма.

Что такое отсутствие движения? Это потеря динамизма во всём, во всех сферах жизни. Вырождаются и выдуриваются наука (фундаментальная раньше, прикладная попозже), культура и искусство, ветшает и дичает быт.

Раз будущего нет – то в него никто и не вкладывает ничего: ни мыслей, ни эмоций, ни средств. Жизнь-паразит расширяет текущее потребление за счёт сворачивания долгосрочных программ, амортизационных отчислений и перспективного инвестирования в любую отрасль. Вслед за инвентаризацией полученного паразитом следует его утилизация, сведение потенциала к нолю.

Остаётся лишь надеяться, что старая песня - "И юный октябрь впереди!" - не наврала...


Александр БЕРБЕРОВ, научный обозреватель; 7 ноября 2017


linkReply

Comments:
From: karpion
2017-11-08 04:35 pm (UTC)
А это значит, что «праздник победителей» на Западе, в лице СССР победившем собственной светлое будущее, неумолимо заканчиватся…
Реальные победители - это элита. И она - в шоколаде.
А остальное население США и ЕС - это попутчики победителей. Пока они были нужны - с ними делились. Сейчас они не нужны - ну и хватит.

Рынок не терпит середняков. Или ты побеждаешь – и победитель получает всё. Или проигрываешь – и тогда всё теряешь.
Крайне спорное утверждение. Есть лимит на размер победителя.
Правда, развитие технологий сейчас таково, что во многих отраслях этот предельный размер стал уже больше нашей планеты.

современная жизнь, во многом реставрировавшая дореволюционную
Дореволюционная жизнь - это точно не рыночная. Вроде, очевидно.
(Reply) (Thread)
[User Picture]From: darkhon
2017-11-10 12:40 pm (UTC)
Формулировка не моя, но суть верна: сейчас процесс ещё идёт, но капитализм развивается именно в сторону сокращения "холотго миллиарда" до "платинового миллиона", остальные будут жить подачками. Ну и небольшой слой обслуживающего персонала по принипу "капо в лагере имеет льготы".

"Дореволюционная жизнь - это точно не рыночная"
Капиталистическая уж точно. И рынок был, просто тогда размах спекуляций помешьше.
(Reply) (Parent) (Thread)
From: karpion
2017-11-10 10:36 pm (UTC)
сейчас процесс ещё идёт, но капитализм развивается именно в сторону сокращения "холотго миллиарда" до "платинового миллиона", остальные будут жить подачками
А вот ни фига. То, что ты пишешь - это очень поверхностный взгляд. Реально идут совсем другие процессы, гораздо более страшные:
  1. Человечество по ходу урбанизации всё сильнее зависит от сложной техники. При этом уровеь образования падает - а значит, в какой-то момент обнаружится, что эксплуатировать существующую технику люди умеют, а вот создать заново то, что разрушилось (в результате природных катаклизмов, технологических катастроф по глупости или намеренного разрушения в ходе войн) - уже разучились. И тогда всё покатится вниз.
  2. Самое страшное в том, что падает уровень образования у тех, кто принимает решения. Грубо говоря, сейчас всё решают банкиры - на уровне "кому дать денег, а кому фиг"; но банкиры знают про деньги и не знают про реальное производство. И политики тоже не знают про производство. И поэтому никто не станет восстанавливать образование - они просто не понимают, как это работает и зачем оно вообще нужно, ведь они видят: айфон работает от тапов и слайдов, а не от квантовой механики.
  3. В низах - наиболее активно размножаются люди, которые не ртолько не знают наук, но и не знают связи наук с жизненными благами (т.е. связи уроавнений гидродинамики с водой в кране).
  4. Легко добываемы полезные ископаемые - уже добыты. Если технологии опустятся ниже какого-то уровны - у человечества не будет металла для строительства достаточно глубоких шахт к залежам руды.
Это значит, что никакого платиного миллиона не будет - т.е. он будет, но вовсе не платиновый. В худшем случае нас ждёт откат к средневековым технологиям.

Капиталистическая уж точно. И рынок был, просто тогда размах спекуляций помешьше.
Капитализм (инвестирование денег в предприятия) и рынок (продажа по взаимному согласию продавца и покупателя) были много где, в т.ч. при рабовладении и феодализме. Но мы называем терминами "капитализм" и "рынок" вполне конкретную систему общественных отношений (экономических и политических).
Так вот, в РИ общественные отношения несли в себе слишком много пережитков феодализма, чтобы называть это "капитализмом" и "рынком". Государство не придерживалось "экономического нейтралитета" (по аналогии с термином "сетевой нейтралитет") - это значит, что капиталистом мог стать только кто-то с поддержкой властей, причём по личным знакомствам. Очень большая часть экономики была натуральной - собственно, все крестьянские хозяйства жили тем, что производили сами для себя; а на продаже в значительной степени поступало то, что было изъято у крестьян в виде налогов. Нет, это не рынок; хотя промышленные товары распределялись вполне рыночно.
(Reply) (Parent) (Thread)
[User Picture]From: darkhon
2017-11-12 09:51 am (UTC)
"Реально идут совсем другие процессы, гораздо более страшные" -- идут, разумееися, параллельно. Другой вопрос, хотя системно связаны, ты всё правильно расписал.
Но суть психологии богатства -- это не столько "жить лучше", сколько "жить лучше других". Все могут жить в достатке, но для того, чтобы были бгатые -- большинство должны быть бедными. Ну и "а на наш век хватит".
Некий баланс, чтобы не докатиться до средневекосья, поддерживаться будет. Но вот прогресс...
+++++++++++

Капитализм -- это не "инвестирование денег в предприятия", а социальное устройство, при котором главной идеей явлется личное обогащение. При феодализме денежные отношения главными вообще не являются.
Для капитализма совсем не обязательно, чтобы всё распределялось через "свободный" рынок.
(Reply) (Parent) (Thread)
From: karpion
2017-11-12 06:42 pm (UTC)
Некий баланс, чтобы не докатиться до средневекосья, поддерживаться будет.
Если смогут. А ведь не факт.

Капитализм -- это не "инвестирование денег в предприятия", а социальное устройство, при котором главной идеей явлется личное обогащение.
Хм-м-м... А при рабовладении (например, в Древнем Риме или в современном Марокко) это было/есть не так?

При феодализме денежные отношения главными вообще не являются.
Феодализм, особенно ранний - это жуткий провал вниз по сравнению с Древним Римом. Неудивительно, что денежное обращение почти прекратилось, а обмен был натуральным. В т.ч. прекратилась денежная оплата за службу (в основном - военную), а вместо этого офицеру выдавали земельный надел, где он был одновременно и губернатор (гражданская власть, в т.ч. судебная), и военком (т.е. должен был поставлять войска). Т.е., кроме прочего, сократилось/снизилось разделение труда.

Для капитализма совсем не обязательно, чтобы всё распределялось через "свободный" рынок.
Поясни. Желательно примерами iRL.
Какой смысл капиталисту инвестировать в предприятие, если у него нет свободы распоряжаться продукцией?
(Reply) (Parent) (Thread)