November 17th, 2009

Либо крестик снять, либо трусики надеть

Не люблю писать «о персоналиях» — вы знаете.
Но тут уже пройти мимо не могу, честное сатанинское и русско-социалистическое.

Пару дней назад в ЖЖешечке был небольшой гевалт на тему «нельзя осуждать тех, кто стемится объединиться с т.н. правозащитниками».
Кто не в курсе — даю ссылку.
«Оказывается, тут милые посиделки были националистов и Алексеевой. И вроде как обе стороны остались друг другом довольны и пребывают в длительном оргазме.»

Потом _starley_ даже спросил еще раз мнения. Я там тоже отписался, выношу из комментариев:

Тут дело в чем - важнее не факт, а _отношение_.
Т.е. организовали пикет - молодцы, удалось встретиться с чиновником - вдвойне молодцы. Было бы как-то странно устраивать пикет и шарахаться от встречи :-)
Но вот одобрение фразы антирусской правозащитницы "гражданское общество - то есть мы с вами" - совсем другое дело. Я не говорю, что надо было всенепременно немедленно хором орать "да мы с вами на одном поле срать не сядем!" - но отношение должно быть именно такое. Пусть позже, в комментариях.
Я бы отнесся к описанным осбытиям приблизительно так: пригласили, нормально побеседовали, даже не ожидали; возможно, что-то из этого получится. А потом был большой прикол... ну и т.д.
И совсем другое дело - это "да, мы строим именно гражданское общество вместе с антирусскими правозащитниками!". Причем это не случайная фраза, а именно позиция - на это указывает совместный фоторепортаж. Вот _зачем_ было сниматся, так сказать, рядом?
ИМХО все просто: могут быть общие интересы и у тех, кто имеет весьма противоположные воззрения. Скажем, многие либералы также, как и националисты, за легалайз КС. Но это же не значит, что надо делать _общие_ мероприятия! Точнее, можно - но со строгой позицией "это не объединение, а случайное совпадение". Типа "на демонстрацию идем, но отдельными колоннами". Да и то хорошо подумать, стоит ли...
А вот когда целью является _политика_, то там как раз логично и засветиться, и пофотаться вместе, и сотрудничать с кем угодно - мол, "ничего личного".
вот старая моя статья приблизительно по теме: http://warrax.net/89/10/umerennost.html

Затем Матвей начал возмущаться, что-де против упомянутого чуть-ли-не-братания выступили сразу несколько блоггеров. Мол, сговорились!
Я там тоже немного пообщался, мне сделали смешно. Мол, «они признали нас за силу, которую нельзя просто игнорировать».

Так вот — писать отдельный пост и все это разбирать я не собирался. Мне тут колонку в «Правду» надо дописать и три статьи в «Спецназ» — занят по уши, да еще пришлось комп восстанавливать из бэкапа (Norton Ghost рулит), предварительно угробив день на попытки починить без отката на месяц (как теперь с Rosetta Stone быть — ума не приложу).
Но наткнулся я на ссылочку и — пришлось писать.
Можно, думаю, спорить о позиции «возможно ли честному русскому националисту общаться с правозащитниками, и если да — то в каких рамках». Но тут дело именно в честно-русско-националистичности. Вкупе с негодованием и отметанием «не просто общаются, а продались». Ну или искренне отдались — пофиг.
Суть именно в том, что есть лишь два варианта:
1) Имярек, честный русский националист, пытается использовать правозащитников как ресурс;
2) Имярек, бывший русский националист, стремится влезть в правозащитный ресурс как политик, просто «с русской стороны». «Примите, пожалуйста».

Короче говоря, важно не только «что делает», но и «что заявляет».
Цитирую.

«Что касается России, то следует помнить: в результате так называемой «октябрьской революции» у нас были полностью уничтожены все благородные люди, «белые господа». На белых костях было построено общество рабов, лишённое какого бы то ни было аристократического, благородного духа – и не дававшего своим рабам никаких прав и свобод. Ими не обладали даже хозяева этого общества – они были такими же рабами, с ними можно было сделать что угодно в какой угодно момент. Это общество всеобщего бесправия…»

«Обычное, нормальное, естественное желание народа – это жить лучше. Но что такое «лучше»? Откуда народ берёт представление о том, что это вообще такое – жить лучше? Как правило, из одного-единственного источника: он видит, как живут высшие классы, и желает себе такой же жизни. В принципе, в этом нет ничего плохого. Именно с этого желания начинается процесс, ведущий к возникновению свободного рынка, а также и демократии, о чём я писал выше.»

«…мечтания и проекты были такого свойства, что ни один сколько-нибудь разумный человек не пожелал бы их реализации. Безумные разговоры о «великом Сталине», «святом Иване Грозном», «красно-коричневой Империи», брутальная символика, профашистские симпатии (народом отнюдь не поддерживаемые)…»

«Я, честно говоря, абсолютно не понимаю (скажу честнее – ненавижу) так называемую «антибуржуазную» риторику, демонстративное презрение к «сытости и самодовольству».
То есть я могу понять, почему зажравшиеся шведы или уставшие от собственного величия американцы могут испытывать подобные чувства. Но голодные, нищие, беспредельно униженные русские могут и должны хотеть этого, именно этого, прежде всего этого – СЫТОСТИ И САМОДОВОЛЬСТВА. Иными словами – МАТЕРИАЛЬНОЙ И МОРАЛЬНОЙ САМОДОСТАТОЧНОСТИ. Пока у нас этого нет – мы не сможем стать тем, чем мы должны быть, какими нас задумал Господь.»

Примечание: обратите внимание на приравнивание самодостаточности к самодовольству, да и «сытость» в контексте звучит отнюдь не как «отстутствие голода» и даже не как «вкусная и здоровая пища».

«Безумная и гнусная идея ценности нищеты, унижения, самоограничения и самостеснения – это корень всех зол, который нужно вырвать из русской души, вырвать любой ценой.»

Я, честно говоря, «ценность нищеты» встречал только у христианских фанатиков, что явно не является общим русским мнением. Откуда чучелко для избиения — и, главное, зачем?

Про СССР:
«Если честно, люди были готовы на всё, чтобы получить то, что в свободном мире стоило гроши и не воспринималось как ценность. Я помню, как советская девушка из приличной семьи отдавалась за импортные колготки или маечку с наклейкой, ребёнок – ковыряться в плевке иностранца в надежде найти жвачку, академик коллекционировал пустые бутылки из-под импортного пойла, а его жена доносила на мужа, чтобы ей подписали путёвку «в капстрану». Советский человек, столь далёкий от презренного «потребительства», был дёшев и продавался по дешёвке. В конце концов именно советские начальники мелкого пошиба продали страну за жвачку и колготки»

«Скажи мне, кто твой друг — и я скажу, кто ты». Ну вот не было у меня знакомых девушек, которые отдавались за колготки и т.п., да и одноклассники в плевках не ковырялись… etc.
Я, конечно, не говорю, что такого-де не было вообще. Просто у меня (и, думаю, у большинства) таких знакомых не было.

«И это было логично и справедливо. Нет ничего хуже нищеты, нет ничего омерзительнее унижения, любая «антибуржуазность» ведёт именно к нищете и унижению, и только БУРЖУАЗНАЯ СЫТОСТЬ И САМОДОВОЛЬСТВО, осознанные как непреходящие ценности, не только материальные, но и духовные – выводят человека на путь свободы и разума.»
«Русские люди живут в привычной нищете и привыкли к постоянному унижению.»

Так вот, это я к чему.
А) В очередной раз хочу напомнить, что национализм без социализма — это фикция, разводка «поддержите меня на пути к кормушке»;
Б) А ни у кого случаем не сохранилась давняя цитата Н.Холмогоровой о том, что любой, кто начинает выступать против СССР, неизбежно скатывается до русофобии?


Для тех, кто смотрит ленту нерегулярно, важное за последнее время: