June 12th, 2006

Неожиданная иллюстрация о свободе

К старому разговору о "свободе для" и "свободе от", с несколько неожиданной строны. Наглядно показана деградация под желательное понимание:

Наиболее постыдные покушения на произведения Гете последовали после смерти поэта. Драмы его шли на сцене возмутительно изуродованными. Но если бы только изуродованными! К усопшему поэту примазалась орда соавторов, которые переписывали и по этикету причесывали неприемлемые для королевского двора выражения. В “Эгмонте” граждане Брюсселя, страдающие под игом испанской тирании, тост за свободу провозглашать не могли. Это громкое слово, кое-кому оскорблявшее слух, было вычеркнуто цензурой, будто такого и нет в немецком языке. Поднимая бокалы, граждане Брюсселя должны были восклицать: Да здравствует порядок и братство! А то, что текст терял от этого смысл, цензоров не заботило. (Слово “свобода” звучало и в моцартовском “Дон Жуане”; “Да здравствует веселье!” — пели герои оперы по указанию цензора. Но другому цензору, из Дармштадта, и это показалось недостаточно благонадежно, и карандаш его смирил окончательно непокорную арию, заставив героев распевать:“Да здравствует довольство!”).

Иштван Ван-Рег, "Комедия книги", М., "Книга", 1987