Darkhon (darkhon) wrote,
Darkhon
darkhon

Category:

ХАРКАЯ КРОВЬЮ, КУПАЯСЬ В ГОВНЕ, СЧАСТЛИВО ЖИВУ Я В СОВЕТСКОЙ СТРАНЕ

Оригинал взят у aristarh2008 в ХАРКАЯ КРОВЬЮ, КУПАЯСЬ В ГОВНЕ, СЧАСТЛИВО ЖИВУ Я В СОВЕТСКОЙ СТРАНЕ
Оригинал взят у profe_12 в ХАРКАЯ КРОВЬЮ, КУПАЯСЬ В ГОВНЕ, СЧАСТЛИВО ЖИВУ Я В СОВЕТСКОЙ СТРАНЕ

Что время летит стремительно – прекрасно знаю, но не подозревал насколько. Шурка, с которым дружу страшно даже сказать сколько лет – вышел на пенсию. Когда смотрю на фотографию в своем семейном альбоме, то самому не верится, что эти пацаны - мы с ним.

Он всегда был известен в Одессе, сперва как спортсмен и тренер, затем в качестве журналиста; это Шура задумал и претворил в жизнь многие работающие по сию пору программы, одна только Международная книжная ярмарка «Зеленая волна» чего стоит. Теперь Шура - пенсионер. Он всем сердцем просто был обязан воспринять недавнее заявление президента Януковича об увеличении доходов населения на 10%. Вот теперь точно могу подарить Шурке мешок, чтобы было куда деньги складывать, все-таки получает аж 1100 гривен пенсии. Что ни говори, на оплату коммунальных услуг и мобильного телефона такой шикарной пенсии хватит с лихвой.

Нет, не зря во времена тоталитарного СССР прочно удерживавшие связь с миром за железным занавесом одесситы утверждали: «При капитализме хорошо миллионерам и пенсионерам». Повезло Шурке, вышел на пенсию не во времена совка, а при капитализме, сейчас расцветет и запахнет на свои 137 баксов в месяц.

Как тут не вспомнить горькую судьбу моих родителей, влачивших жалкое существование на пенсии, если сравнивать с роскошной жизнью современных пенсионеров.

Мои родители были обычными служащими, то есть людьми с относительно невысокими доходами, потому их совокупная пенсия составляла 218 рублей в месяц. Жили они в двухкомнатной государственной квартире, за которую платили 7 рублей 20 копеек в месяц. Это за все про все, включая услуги ЖЭКа и пользование телевизионной антенной, хоть не закрывай воду в ванной до конца жизни, хоть пали газ по 5 кубов в сутки все 365 дней в году – больше названной суммы все равно не заплатишь. На оплату света, правда, уходило много, в иной месяц аж под три рубля приходилось из пенсии выкраивать. Что медицина была бесплатной, так разве это главное, как и то, что цены на лекарства в аптеках были копеечными, а подделок за сумасшедшие деньги, как в наши дни, там отчего-то не наблюдалось. И то, что тоталитарная власть заставляла моих родителей-пенсионеров каждую зиму садиться на теплоход и отправляться проводить почти месяц в крымских санаториях за счет профсоюза, их вовсе не радовало, как и болезни-больницы, но они боялись возражать, опасаясь вездесущего КГБ. И вообще, если мои родители узнали о том, что в наши дни захворавший журналист, зарабатывающий 2400 долларов в год, должен заплатить из своего кармана всего-навсего 6375 долларов только лишь за три инъекции, они бы еще яростнее призывали к выходу Украины из Империи Зла под названием СССР и открыто декламировали по три раза на день перед обкомом КПСС стихи: «Харкая кровью, купаясь в говне, счастливо живу я в Советской Стране».


Модные шмутки, в каких сегодня щеголяют пенсионеры, с их традиционными походами по бутикам и зарубежными шопингами, тогда стоили сумасшедших денег, и родители не могли себе их позволить. Мама вздыхала: «С ума сойти, джинсы уже стоят 180 рублей, да чтоб они ко мне за 50 рублей стихами говорили». Так что приходилось пенсионерам покупать себе всякие-разные шмутки-товары совкого производства, а также – чехословацкого, немецкого и прочего социалистического. Хлопчато-бумажные платья за 11-30, мужские рубашки по 8-60, ситец за 1рубль 12 копеек метр и даже кило стирального порошка «Лотос» аж за рубль.

Хлеб тогда стоил 16 копеек, пончик -5 копеек, шоколадное пирожное – 22 копейки, кило самых шикарных помидор – 20 копеек, причем это были таки помидоры, а не то говно, что продают сегодня под их видом, как и многие иные продукты питания. Бензин марки «СВ» по 15 копеек литр моему папе привозили прямо на дом. Кило перловки – 22 копейки, кило ячки -16 копеек, пара здоровенных океанских скумбрий холодного копчения тянули аж на 60 копеек, как и кило раков. Килограмм мокрой колбасы (именуемой за пределами Одессы вареной колбасой) в которой было почти 90% мяса, стоил 2 рубля 20 копеек, десяток яиц – 80 копеек, кило сыра – 3 рубля 20 копеек, банка болгарской консервированной черешни - 1 рубль 5 копеек…

Но, признаюсь вам честно, черешню родители не покупали даже бы сегодня, когда ее килограмм стоит сущую мелочь для любого пенсионера, каких-то четыре доллара. Равно, как и не покупали бы и многие иные продукты питания. Моих родителей, как и миллионов иных рабов СССР, незадолго до пенсии заставили взять небольшой участок земли, совершенно непригодной для производства сельскохозяйственной продукции. Тоталитарная власть вела себя нагло и мерзко: дескать, сами себя жратвой обеспечивайте, или дохните с голоду от своих мизерных зарплат-пенсий. И попробовали бы родители отказаться от бесплатного участка земли в получасе езды от центра Одессы – мигом бы загремели в ГУЛАГ на 10 лет без права переписки по Интернету.

На том самом участке росли: калина, крыжовник, малина, красная и черная смородина, слива, груша бэра, две яблони, белая, розовая, две черные черешни, две вишни, два персика, две абрикосы, три сорта винограда, в том числе огромный куст сладкой, как мед «Италии», гронки по 2-3 кило, затянувший арку, в которой стояла папина старенькая машина «Жигули». Все это хозяйство давало тонны той самой продукции, которую ели, консервировали, раздавали, лишь бы не растратить нищенские пенсии. На наливках и вине родители тоже сильно экономили, тем более, что не могли позволить себе роскоши покупать дорогущую рыбу. Такую, как, например, деликатесный судак, который таскали по поселку аж по 40 копеек килограмм. Папа умел держать удочку в руках, лиман буквально кишел самой разнообразной рыбой, потому что тоталитарный режим, назло грядущим временам свободы и демократии, ежегодно запускал в водоемы немереное количество малька. И если маме вдруг приспичивало самого фирменного одесского блюда, то для папы не было проблемой совершить утренний променад к воде и вернуться через пару часов с 5-6-килограммовыми карпами.

Хорошо нынешним пенсионерам, мясо тянет сущие копейки, говяжья вырезка – всего 10 долларов. А тогда пенсионеры не могли себе позволить никакой иной вырезки, кроме из Продовольственной программы, самое шикарное мясо на базаре стоило совершенно неподъемных денег – 6 рублей кило, а полукилограммовая пачка пельменей тянула аж 70 копеек! Потому мои родители-пенсионеры, с их мешком хронических болезней, были вынуждены соблюдать советы врачей по поводу диетического питания и употребления витаминов. Ради этих самых витаминов, которые им были не по карману, они вынужденно уходили из своего загородного домика в близлежащие поля и леса, где занимались собирательством даров природы в виде трав, корешков, грибов и иного подножного корма, вроде перепелов, куропаток, фазанов, зайцев, косуль и прочих уток, которые совсем не ссорились между собой по поводу тесноты в морозильной камере…

Вот такие гнетущие воспоминания о тяжелом, проклятом прошлом, когда джинсы стоило аж 180 рублей и были не по карману пенсионерам. Зато теперь пенсионеру Шурке джинсы явно по карману. Нет, не говно, что продают под их видом, а те самые, что носили под гнетом кремлевской пяты, фирменные вранглеры-суперрайфлы по вышеназванной совковой цене. Если Шурка доложит к своей пенсии каких-то жалких 13 долларов, то вполне сможет купить фирменные джинсы. А если доложит к своей месячной пенсии 199 гривен, то купит себе новые сандалии, в которых можно ходить без мучений, не поминая незлым тихим словом производителей.

А еще Шурка может купить на свою шикарную пенсию 33 килограмма черешни. Той самой, что мои родители раздавали пудами. Правда, сомневаюсь, что ему такого пропитания на месяц хватит.

За мыло, носки, пилюли, газ и все такое прочее – промолчу.

Tags: СССР
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment